rinatzakirov (rinatzakirov) wrote,
rinatzakirov
rinatzakirov

Category:

Из главы о визите великой княгини Елизаветы Федоровны в тюрьму к И.П. Каляеву

Другие посты по теме см.здесь

"Эволюцию легенды о визите великой княгини в тюрьму к убийце своего мужа проследить нетрудно.
Сразу же после убийства великого князя в Москву выехал прокурор Сената Е.Б. Васильев, который ежедневно передавал в Петербург сведения о том, как продвигается расследование. Сведения передавались, как правило, по телефону непосредственно министру юстиции С.С. Манухину, а в особо важных случаях — телеграммой (в частности, о визите Елизаветы Федоровны в тюрьму также сначала было сообщено телеграммой). Полученную информацию министр юстиции в свою очередь в оформлял в виде докладов и предоставлял Николаю II.
Эти самые сведения (в деле имеются черновики и чистовые доклады) содержат очень интересную информацию по поводу обстоятельств визита великой княгини в тюрьму. Еще более интересны метаморфозы, которые претерпевала эта информация на пути от телеграфа к чистовику доклада.
Так, например, в шифрованной телеграмме, датированной 8 февраля 1905 года (рядом с датой стоят цифры 5/56, возможно, это время передачи телеграммы - 5 часов 56 минут утра), в которой сообщается о состоявшемся накануне визите великой княгини в тюрьму, информация изложена так:

«Свидание великой княгини с убийцей состоялось седьмого февраля в 8 часов вечера в канцелярии Пятницкой части, куда он был доставлен из Якиманского арестного дома с жандармами.Великая Княгиня вошла в сопровождении Градоначальника в канцелярию,где сидел обвиняемый под наблюдением ротмистра Фуллона. На вопрос кто она, Великая Княгиня ответила «я жена того, кого Вы убили, скажите за что Вы его убили»; обвиняемый встал, произнося «про то знают те, которые поручили мне это исполнить.» После этого Великая Княгиня милостиво обратилась к нему со словами «зная доброе сердце покойного, я прощаю Вас» и благословила убийцу. Затем просила Градоначальника и офицера удалиться и осталась наедине с преступником минут двадцать. После свидания он высказал сопровождавшему офицеру, что «Великая Княгиня добрая, а вы все злые».

В сведениях, которые в 4 часа 30 минут дня Е.Б. Васильев передавал по телефону, в этом сюжете появляются новые занимательные подробности:

«Ее Высочество изволила обратиться к нему с нижеследующим и словами: «Удивляюсь вашему поступку. Он был доброго сердца человек, никому зла не сделал и исполнял свой долг». На это злоумышленник ответил: «я исполнил свое поручение, которое является результатом существующего режима»; затем послышался плач преступника. Великая Княгиня видимо тронута поведением преступника и предполагает просить о снисхождении».

В чистовике доклада, который в итоге был представлен Николаю II, эта история обросла новыми деталями:

«На это злоумышленник поднявшись со стула ответил : «про то знают те, которые поручили мне это сделать, я исполнил свое поручение, это результат существующего режима». Тогда Ее Императорское Высочество изволила милостиво сказать: «Зная доброе сердце Покойного, Я прощаю вас» и благословила убийцу, а засим попросила Градоначальника и окружающих удалиться и оставалась наедине преступником около 20 минут, причем слышался плач злоумышленника».
То есть мы видим, что на каждом этапе история обрастает все новыми и новыми деталями и подробностями, которых и следа не было в первоначальном сообщении, и даже вторая и третья версия события очень отличаются друг от друга. В итоге из чистовика доклада исчезает вопрос «за что вы его убили?», так как видимо Каляев ответил на него что то совсем неудобное, зато появляется «удивление вашему поступку»,(действительно, ума не приложить, за что же было убивать великого князя?) и намерение просить о снисхождениии, и даже «плач преступника», причем в изначальном варианте преступник расплакался, едва выговорив первую же фразу, а в скорректированном для убедительности чистовом варианте он плакал, разговаривая наедине с великой княгиней за закрытыми дверями.

Разумеется, документальных подтверждений того, что эта встреча и все ей сопутствовавшее было полицейской провокацией, скорее всего нет и не предвидится: если и давались какие то распоряжения, то на словах. Однако на это есть множество косвенных указаний.
В частности, не вызывает сомнений тот факт, что визит великой княгини в тюрьму не являлся спонтанным порывом, а был заранее спланирован и организован: сообщение о предстоящей встрече с грифом «секретно», отправленое министру юстиции С.С. Манухину сенатором Е.Б. Васильевым, датировано 6 февраля. Уже тогда Е.Б.Васильеву было известно о том, что великая княгиня будет просить о смягчении участи арестованного, и что самое интересное - Е.Б. Васильев упомянул, что сведения о предстоящем визите получены им от директора Департамента Полиции.
По всей видимости, действительно директор Департамент Полиции А.А. Лопухин, находившийся в то время в Москве, являлся организатором этой встречи, и имеется свидетельство, что он же сам и разгласил всю эту историю.
Это представляется очень вероятным, и неудивительно, что об этом в своих мемуарах и дневниках не упомянули ни великие князья, ни П. Г. Курлов, ни адьютант великого князя Джунковский (который дипломатично написал, что за помощью в организации встречи с арестованным великая княгиня обратилась к московскому градоначальнику).
Даже если допустить, что великая княгиня обращалась к А.А. Лопухину не напрямую, а через градоначальника Е.Н. Волкова, сам факт участия директора Департамента Полиции в организации какого либо мероприятия заведомо попахивает провокацией. Многочисленные авторы, которые трактуют визит великой княгини в тюрьму как проявление христианского милосердия, упорно не замечают этого факта."
Tags: Диссертация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 70 comments